Назад
Статьи

Как создавалось новое световое шоу Red Hot Chili Peppers

Время чтения: 10 минут
Дата публикации: 15.09.2022
Дмитрий Знаменский рассказывает о создании и реализации сценического светового шоу для последнего тура Red Hot Chili Peppers — о том, как получить международный проект и сотрудничать с мировыми звездами, работать в режиме «3 концерта в неделю» и не терять запал, а также об особенностях проекта, креативе и трендах.


Дмитрий Знаменский — создатель студии высокотехнологичного дизайна СЕТАП. Студия делает различные световые, сценические, мультимедийные проекты с нуля и концепта до их реализации. Команда работает в области современного искусства и программирования с миссией исследовать выразительные возможности цифровых технологий.

— Прежде чем поговорим про шоу Red Hot Chili Peppers, которое вы создали, расскажи немного о своей работе и вашей студии. 


— Это даже не работа, а жизнь. Мы образовались в 2018 году. До этого каждый из нас работал в театре, в продакшене, со светом или делал инсталляции. Нам было интересно заниматься событийным и музыкальным светом с новым видением и технологиями. У нас был опыт в театре и интерактивных программах. Мы решили все объединить и начали делать проекты. Например, помимо Red Hot Chili Peppers мы делали сцену на фестивале Alfa Future People, на фестивале Signal делаем главную сцену, работаем с иностранными диджеями, делали шоу ДДТ.

— Как ты считаешь, какой ваш самый масштабный и крутой проект на данный момент?


— Когда делаешь проект, он кажется самым классным, потом делаешь другой  кажется еще лучше. Когда заканчивается проект, я начинаю его не любить: столько времени проводишь, так надоедает, хочешь делать другое. Самый большой проект — Red Hot Chili Peppers в 2022 году. 

— Что это за проект? Как он получился?


— Нам написал их художник по свету. Он рассказал, что хочет с нами поработать на стадионном туре в честь выхода 12-ого студийного альбома, где они соединились золотым составом. Художник по свету сказал, что ему нас показала его дочь в инстаграме, ему понравилось, и он решил с нами поработать. Он хотел, чтобы мы реализовали нашу уже реализованную идею с изогнутыми экранами, которые мы делали для другого шоу. 

 — А в итоге как вы реализовали этот проект технически? 


— Мы не хотели повторяться, поэтому предложили сделать подкову из экранов с загибами, предварительно создав 3D-модель. При этом важной задачей этого проекта — необходимость создания такого шоу, которое будет являться мобильным для тура: оборудование должно легко собираться и разбираться на разных концертах.

Почти все подобные проекты работают так: есть пульт художника по свету, пульт виджея, звуковой пульт. Художник по свету управляет световыми приборами, виджей меняет видеоклипы и накладывает на них эффекты. Так делают все — это надежно и будет работать. Мы работаем по-другому и по собственной системе. Видеоконтента у нас как такового нет, мы создаем генеративные алгоритмы. Это код, который на экране превращается в узоры и видеоряд. Можно обмениваться данными с пультом и все синхронизировать. Все наши шоу — живые.

Большинство артистов выступают по тайм-коду, когда треки запускаются по одному клику — так же выставляются и запускаются эффекты на шоу: тут зажигаются лампочки, тут выстреливает фаер. Но есть артисты, которые вживую делают все — например, Red Hot Chili Peppers. Они могут играть медленнее, играть три припева подряд, могут поджемить. У них нет никакой структуры в шоу. Мы узнавали сет-лист за час до концерта, он состоял из 40-50 треков, из которых группа уже в процессе самого концерта выбирала, что сыграть. 

Все происходит живьем, поэтому все должно и технически работать живьем. 

— Как это устроено? Кастомным образом генерируется ваш собственный софт?


— Работаем в TouchDesigner. Еще есть компания, которая сделала процедурную систему программирования. Нодовое программирование — это когда ты не пишешь код, а соединяешь куски кода друг с другом. Эта программа позволяет управлять светом, роботами, делать видеотекстуры. Понемногу это становится стандартом мультимедиа индустрии. Мы хорошо знаем этот софт. Когда-то мы сделали себе систему для управления мероприятиями, а потом наращивали ее.

— Как для них выглядел этот интерфейс? Они до этого не работали с этой системой?


— У нас стояли два больших световых пульта и наш сервер, на котором запущена эта система управления. Она соединена со световыми пультами. Если у нас сгенерировалась графика, на пульт приходит сигнал. Сложность была только в том, чтобы обучить их команду.

«КОГДА ДЕЛАЕШЬ ПРОЕКТ, ОН КАЖЕТСЯ САМЫМ КЛАССНЫМ, ПОТОМ ДЕЛАЕШЬ ДРУГОЙ — КАЖЕТСЯ ЕЩЕ ЛУЧШЕ. КОГДА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ПРОЕКТ, Я НАЧИНАЮ ЕГО НЕ ЛЮБИТЬ: СТОЛЬКО ВРЕМЕНИ С НИМ ПРОВОДИШЬ»

— Как вы думаете, почему выбрали компанию из России?


— Для меня это загадка. Мы поговорили, получили задачу, надо было осознать и оценить. Они общались также с канадской компанией Moment Factory, они гиганты. Также Sila Sveta подала свою презентацию. The Circus — тоже большая компания. У них было достаточно предложений от разных компаний.

У меня нет ответа, почему выбрали нас. На прошлом туре они работали с Moment Factory, там была большая команда на пультовой. Бывает, что работает десять человек, но никто ничего не знает, и сложно работать с точки зрения менеджмента. Нас спросили, сколько человек нужно на пультовую — мы ответили, что достаточно двух. Изначально мы хотели научить их управлять этой системой самостоятельно, но в итоге поехали в тур вместе с ними.

Кстати, ездить в тур никому не рекомендую. Можно, конечно, как музыкант, но не как техник. Работаешь до, во время и после концерта: надо все запаковать, убрать, проверить, уехать  в другой город и заново настроить там. Я один раз прокатился и больше не поехал.

— То есть изначально это была, скорее, концептуальная задача?


— Идея была в том, что мы придумываем сценарий для 40 треков, к каждому из которых нужен  контент. При этом к половине программы необходим сильный контент, потому что они скорее всего попадут в сет-лист. 

Когда мы начали работать, случилась война, и мы оказались в разных точках мира. Подготовка к туру была сложной. В конце апреля надо было ехать в Америку и настраивать оборудование, репетировать. Нам пришлось делать визы, кому-то даже дважды.

В Америке мы попали на большую репетиционную базу для больших шоу. Туда очень сложно попасть, даже если ты крутой стадионный музыкант. Условно, там могут отказать Metallica, потому что нет мест. Это рай для продакшенов и все условия чтобы спокойно репетировать. Эта база находится в небольшом городке. В знак благодарности жители нам прислали мороженое на всю команду.

Когда у тебя 50 концертов в разных городах по миру, самым дорогим ресурсом становится время. Для сборки сцены нужно два-три дня. Когда у тебя концерт каждые три дня, ты не можешь собирать сцену так долго, поэтому предварительно нужны репетиции, где все рассчитывается. Мы собирали сцену сразу из больших блоков и так их перевозили. В начале тура мы ее собирали часов 12-13, позже управлялись уже за шесть. С нами ездило 20 фур с оборудованием: сначала по Европе, потом на корабле в Америку.

— Как вы придумали контент к этому всему и как звучал бриф от художника по свету? Не с потолка же? 


— С потолка. Брифа не было. У нас в одном из треков была идея сделать видео с дорогой с пальмами. И он говорит: «Ребята, ну какая дорога с пальмами, надо другое что-то искать». Подбрасывал нам идеи, истории. В основном, конечно, мы смотрели обложки альбомов, слушали треки, искали настроение.

Была еще история, что мы все согласовали, отрепетировали и уехали, а потом нам звонит художник и говорит, что жена гитариста хочет поработать в креативной команде, и за десять дней до первого концерта нам пришлось вносить изменения. Оказалось, что это у всех больших групп так происходит. Например, знакомые делали шоу для Weeknd, который все согласовал, но за пять дней до шоу решил внести изменения. Так же было с Drake, у которого потом русская компания отсудила деньги. 


— Как изготовлялись необходимые конструкции?


— На любом шоу есть звук, свет, видеооборудование и конструкции, на которых все держится. Иногда есть декоративные элементы. Этим занимается продакшн-компания на основе набросков художника. Мы делали эскизы и чертежи — они перечерчивали и рассчитывали весовые нагрузки, так как наша команда может инженерить до определенной стадии. Чтобы собрать конструкцию, нужен специалист с определенной квалификацией или компания. Мы не можем делать это по технике безопасности, поэтому поручаем изготовление конструкций специалистам.
У нас были кастомные экраны, которые мы закупали в Бельгии. Большая группа с 50 концертами в год может себе позволить инвестировать в шоу. Сначала они двадцатью концертами отбивают шоу, затем на остальных шоу зарабатывают.

— Экраны везут сначала в Америку, а потом еще и в Европу?


— Да. Все оборудование в Америке, мы отрепетировали, погрузились на корабль и поплыли в Севилью. Затем в конце тура из Гамбурга плыли в Америку. Это стоит делать только на больших концертах и для больших музыкантов, которые могут собрать по 70000-100000 человек. В России таких музыкантов нет.

— Как оценивается проект?


— Про деньги могу абстрактно сказать. Сделать дизайн сцены, предварительную документацию, нарисовать картинки, контент и управлять всем для фестиваля стоит у нас от 12 до 20 тысяч долларов. Все зависит от размера сцены и длительности. Мы, например, все считаем в часах — просчитываем, сколько команда потратит времени. И мы первые из российских студий, кто начал вводить такой формат. Часто все работают так: концепт стоит столько-то, чертеж столько-то. Мы все в часах считаем, как адвокаты.

— А как называется то, чем вы занимаетесь?


— Мы называем это созданием шоу. Разработка идей. Профессии — лайтинг-дизайнер, продакшн-менеджер, стейдж-дизайнер, оператор камер, директор трансляции.

— Как в России получают такие проекты?


— Мы все время работаем на запросе, к нам приходят и предлагают что-то сделать. Sila Sveta была знакома с фотографом и лучшим другом Энтони, фронтменом группы. Здесь не бывает случайных людей. При этом нас много кто по миру знает.

В Португалии мы делали небольшое мероприятие для электронного музыканта. Технический директор мероприятия рассказывал, что один крутой художник по свету говорил, что СЕТАП классные и он наш фанат. 

— То есть ключевой момент — портфолио и репутация? Я видел ваши работы в инстаграме, но не всегда понятно, насколько это реальность или нет. Насколько много визуализации? Может ли портфолио состоять только из визуализации?


— Мы когда собрались, у нас уже были какие-то свои кейсы. Для портфолио С Е Т А П мы стали рисовать идеи и выкладывать их. Когда уже появились кейсовые  проекты, которые хотелось выкладывать, мы начали выкладывать видео с живыми концертами. Чтобы заработать портфолио, нужно отказываться от соблазнительных денежных, но некрасивых проектов. Сначала надо заработать имя. Даже если фестиваль не состоится, мы все равно визуализацию в портфолио выкладываем и к нам приходят. Если будем делать условный день нефтяника, ты в принципе не сможешь сделать крутую кейсовую визуализацию.

— А как быть с реализацией в России? У нас не всегда клевое и качественное принимается. Где реализовывать, если круто придумал?


— Деньги, случай, твой творческий авторитет. Мы стараемся делать так, чтобы к нам приходили за нашим видением и вайбом. Это не вопрос размера компании, денег, а вопрос портфолио и твоих работ. Стараемся все делать так, чтобы каждый проект капитализировал следующие проекты.

— У вас обычно весь контент делается на тачдизайнере? Световое оборудование тоже к нему подключается?


— Да, через DMX-каналы. Просто шлешь сигнал в пульт, пульт шлет на оборудование.

— Как иностранные клиенты воспринимают ваше название на русском языке?


— СЕТАП же английское слово, написанное русскими буквами. Мы стараемся продвигать русское написание как нечто самобытное.
ПОДРОБНЕЕ О ПРОГРАММЕ STAGE LIGHTING DESIGN

Вам будет интересно

Статьи
Траектория ломаного ритма — плейлист от Ника Завриева
Статьи
Universal University получил лицензию на высшее образование
Статьи
Леонардо Перес: о профессиях (и не только) в саунд-инжиниринге
Статьи
Перезагрузиться и отдохнуть: 5 книг для музыкантов
m o s c o w m u s i c s c h o o l

Moscow Music School — школа современной музыки. Мы вдохновляем и обучаем тех, кто завтра перевернет музыкальную индустрию.

Подробнее о школе → Подробнее о школе →
Заявка на курс Заявка на событие